Vampire-Knight: destiny

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Vampire-Knight: destiny » Сюжетные линии » 18.01 "Открывая новые горизонты"


18.01 "Открывая новые горизонты"

Сообщений 1 страница 9 из 9

1

Тема:
"Открывая новые горизонты"
18 января. После 16.00 (сразу после окончания занятий Дневного класса)

Задействованные локации и их описание:
Кабинет ректора Кросса

Вводная:
После разговора с Юмико, Габриэлла решает не откладывать дела в долгий ящик и уже на следующий день решительно идет к самому ректора, желая получить ответы на свои вопросы.

Примечание:
- Кросс в курсе, как погибла мать Габи; кто знает, посчитает ли он нужным рассказать девушке правду.

Участники:
Габриэлла Баррингтон
Kaien Cross

Присоединиться к отыгрышу:
Невозможно

Наблюдатели:
Luka Soen

Статус:
открыт

0

2

Говоря откровенно, прошлой ночью девушка проспала от силы пару часов. И вовсе не от страха она тряслась под одеялом у себя в комнате - такого вы от неё вряд ли дождетесь и совсем не потому, что она такая бесстрашная. Даже наоборот, достаточно пугливая, пусть даже старается это скрыть. Но смысла бояться вампиров пока не видела: не знакома же лично ни с кем из них, не общалась, не знает вообще, какие они, вампиры эти. Однако ночные создания вообще не собирались покидать мысли англичанки, отвлекая даже на уроках, делая её совершенно рассеянной и невнимательной, да к тому же из-за этого Элла едва не проспала.
Выход из ситуации до смехотворного прост: зайти на чай к ректору, а заодно поговорить с ним о вампирах. И совсем не тонко намекая о своем знании, как сделали бы многие, а в лоб об этом заявить и попросить объяснений. Возможно, придется вновь рассказать о своем даре, но теперь это не казалось таким уж страшным делом, ведь, как оказалось, она не одна такая. Вероятно, даже у самого ректора Кросса есть похожие способности.
"И почему он допустил совместное обучение людей и вампиров? То есть, не совсем совместное, но почему?" -
хмуро задумалась девушка, направляясь к ректору после занятий, как обычно, пропустив вперед фанаток Ночного отделения, которые по-прежнему жаждали новых встреч с красавцами-вампирами. Жаль только сами они не знали, о принадлежности своих кумиров к этой расе. - "А если бы знали, по-прежнему бы оставались бы верны ночным ученикам? Обходили ли бы стороной? Жаль, ответ на этот вопрос я вряд ли когда-нибудь получу", - вздохнула про себя Баррингтон. Не то чтобы ей было прям-таки очень интересно, но своя доля заинтересованности в этом вопросе присутствовала. Мотнув головой, девушка отогнала лишние мысли прочь и ускорила шаг.
О том, что ректор может просто отказаться что-либо объяснять или прикинуться дурачком и заявить, что ничего не знает, Габриэлла задумалась только тогда, когда до кабинета оставался всего один поворот. О том, что ректор тоже может быть вампиром, она задумалась тогда, когда в груди едва уловимо похолодело, а интуиция попросила свою хозяйку валить отсюда куда подальше. Только просьба была столь тиха, а холод таким незначительным, что девушка даже удивилась, но не заметить этого не могла.
"Такое приключается, когда рядом вампиры. Но сейчас это чувство было таким слабым, неуловимым почти. И сейчас снова ничего не чувствую. Странно", - шатенка на пару секунд замедлила шаг, хмуря брови. Но тут одернула себя: не время давать деру, раз решила, что все выяснит, значит, нужно все выяснить. И уже меньше через полминуты она стояла напротив двери кабинета, а секунду спустя раздался негромкий стук, который должен был оповестить ректора о "гостье".

0

3

Ректор Кросс же, в свою очередь, предпочитая оставить вопросы о вечном на потом, разбирал бумаги и пил зеленый чай, чтобы успокоить мысли и собраться. День еще не закончился, а работы еще много. Может, как сказали поэты, его сердце рвалось прочь, ведь такая обыденность быстро наскучила, но сердечный порыв продлился не долго, такая мнимая стабильность хоть немного давала забыть обо всем, и абстрагироваться от проблем, что сейчас лавинной валятся с горы, что именуется недопониманием. Хотя, чего ждать, за это время он уже давно мог понять - мир во всем мире никому не нужен, и утопия - вещь мнимая и невозможная.  На данный момент, Кросс разбирался с документами из налоговой службы, а рядом лежали и планы на следующий семестр, которые надо было либо утвердить, либо прикрыть лавочку фразой: "Так не пойдет, давай переделывай". И вообще это все свалилось как-то слишком легко на него. Гильдия, академия. Стоп, Ректор все так же полон сил и энергией, которые готовы творить в любой момент и придти на помощь нерадивым студентам или охотникам, и последним оберегать первых, наверное, в первую очередь. Кстати, об охотниках и их противовесе, что там с горячо любимыми "сынком" и "дочкой"? Ректор давно их не видел, по его меркам. Но его мысли быстро свернулись, из-за неловкого постукивание в дверь. И это были явно не те двое, не те манеры. Да и дел у них не мало количество. Но все же, как-то скучно.
-Да-да, входите. - Глотнув чая, весело бросил ректор, ну и оторвав взгляд от документов и переведя его на дверь. Достаточно поздно для простых посетителей пришедших пожаловаться на нелегкую жизнь. Так и возник вопрос, кто именно? Уроки дневного класса только закончились, а уроки ночного скоро начнутся. Кто-то из охотников? Но и тут не вариант, ведь Кайто бы особой осторожностью не обладает, а Тога тем более, другие навряд ли бы решили прийти себя. Но и тут вопрос спорный. В любом случае, ректора эти вопросы беспокоили в самую последнюю очередь, весь поводов для волнений итак было достаточно, а эти - смешны во всех гранях понимая. Мужчина с улыбкой смотрел на дверь, ожидая вошедшего, и не давая забывать себе, что у него еще множество бумажной работы. Вся его манера поведения, от выпрямленной, до добродушного выражения лица говорили, что Кайен прибывал в хорошем расположении духа и не против сейчас с кем-то побеседовать.

Отредактировано Kaien Cross (2013-09-22 00:05:55)

0

4

Разрешение войти получено, что, впрочем, не помешало помешакатья ещё несколько секунд, но только несколько – Габриэлла недовольно одернула саму себя, мысленно взывая к всей существующей и несуществующей у неё решительности. Не дело это, сворачивать в последний момент.
- Добрый день, ректор Кросс, - девушка улыбнулась привычно приветливо, почти дежурно, стоило двери закрыться за её спиной. Мысли о том, чтобы пройти дальше двери не пришло – только отойти чуть в сторону в случае, если кто-либо решит нагрянуть к ректору по делам или без, а она потом шишку не схлопотала. Дернув плечом, англичанка посмотрела в глаза сидящего за столом мужчины, будто желая по ним понять, соврет он или нет, а заодно чтобы успеть мысленно сформулировать вопрос. В зависимости от правильности его составления может изменить ответ – ей так кажется.
- Вампиры существуют, всеми любимый Ночной класс полностью состоит из них. Я права, ректор-сан? – улыбка её пропала, прячась в уголках едва заметно приподнятых губ – лишь для того, чтобы фраза не её слова не казались слишком холодными, бесчувственными из-за обычного спокойного тона. Или ей так кажется? К слову, заданный вопрос звучит скорее утверждением. Сразу, в лоб. Она знает правду и хочет узнать подробности, даже если это чревато тем, что её втянут во что-то серьезное и опасное. Сейчас она как никогда желает узнать правду – называйте это хоть мимолетным порывом, который потом пройдет, а она будет жалеть. Пусть так. Но это лучше, чем до конца своих дней опасаться непонятного чувства, которое неизменно тревожит её время от времени, которое заставляет бояться и беспокоиться.
«Ну, так мне думается сейчас», - хмыкает рыжая шатенка про себя. В последствии она тысячу и один раз успеет его изменить – отчего-то, в этом сомневаться не приходилось.

Отредактировано Габриэлла Баррингтон (2013-10-05 12:14:00)

0

5

День подходил к концу, последними своими мгновениями радуя утомленных зрителей искусной росписью, высоко парящих облаков, словно были бы они сахарной ватой, которую так любят маленькие дети и сладкоежки. Неосязаемые лучи солнца проникали сквозь эту томящую пелену, и только с единственной целью - дать просуществовать этому дню несколько дольше. У многих есть еще незаконченные дела, и все они спешат, так почему бы не помочь? Но это что-то из ряда дешевой лирики, еще очень много времени.
Взгляд медовых глаз скользнул по уже приоткрытой двери, за ней показалась и миловидная шатенка - ученица дневного класса. Как же ее зовут? Ректор вспомнить не мог, да и всех не упомнить. Учеников и вправду было слишком много. А к нему, к слову, наведываются, зачастую, только префекты, да и явно не на чай, а чтобы решить какие-то великоважные проблемы или отчитаться о проделанной работе.
Дверь закрывается, и закрытие сопровождает стук, а в это время Кросс пытается вспомнить, кто же эта девушка. Всех не упомнить, но на такую плохую память ректор никогда не жаловался. Во голове мелькали образы, имена, голоса, но все не то. Только когда дверь уже наглухо захлопнулась мысли прояснились. Габриэлла Баррингтон, ученица дневного класса, перевелась не так давно. В данной промежуток времени, единственным кто о ней заботился был отец. Правда еще вроде была тетя, да? Матери нет, а между прочим ректор знал, как зовут ее мать и так же знал причину, почему теперь за девушкой присматривает только ее отец. Но нужно ли это знать самой Баррингтон?
-Здравствуй Габи-тян, как твое настроение сегодня? - издалека начал ректор Кросс, как только девушка перешагнула за порог кабинета. Улыбка как и всегда украшала лицо мужчины и он не скрывая своей радости бодро помахал ей рукой, с целью приветствия. Даже сейчас, в горах бумажных работы, он старался излучать теплоту, чтобы его собеседникам было максимально комфортно вести беседы, так они расслабляются и могут поведать много чего интересного. Да, по мимо его всепрощающей добродушности, Кайен был человеком который в эту самую добродушность ловил людей, как бабочек.
- Вампиры существуют, всеми любимый Ночной класс полностью состоит из них. Я права, ректор-сан? - Спокойным тоном произнесла его посетительница, придерживаясь расстояния, не любил Кросс когда люди так вот по долгу мялись на пороге. Если подумать, а что он мог ответить ей сейчас? Да много чего: поведать о своих идеях, поведать о вампирах и охотниках, но нужно ли ей это? Меньше всего Кайен хотел ввязывать в эти войны неповинного человека. Но судя по тону это не вопрос уже, а скорее предвкусие долгого разговора, на не самую приятную тему и отпираться уже было бы просто глупо.
-Габи-тян, если ты сама уже знаешь ответ на свой вопрос, зачем задавать его мне? Или ты хочешь услышать нечто большее? - на выдохе произнес Кайен, сохраняя дружелюбный тон, ну и не меняя своей солнечной улыбки. Он помахал опять, но уже только ладонью - подзывая ученице, что ей лучше подойти ближе, а не маячить у порога. Девушка стоявшая перед ним была очень похожа на свою мать, он не был так хорошо знаком с этой женщиной, но они часто пересекались - даже было пару совместных заданий, - чтобы сравнение имело место быть.
Интуиция охотника никогда не подводила, и кажется у Габриэллы накопилось множество вопросов, в том числе и не на самую его приятную тему. Взяв в руки чашку с чаем, охотник опустил взгляд на мутную жидкость, приятное тепло грело холодные ладони, и невыносимо захотелось спать. Приятный пар окутывал сознание, изрядно потрепанное временем. За окном уже почти вечер, и он навевал воспоминания. Всю леность этого не возможно описать словами. Лицо Кайена было непоколебимо, не один мускул не дрогнул, даже когда он услышал этот "вопрос", словно знал, что когда-нибудь этот разговор все равно состоится. Волной чувств это было описать нельзя, лишь легкий бриз каких-то странных эмоций. Ведь не думал мужчина, что девушка прознает о вампирах так скоро.

Отредактировано Kaien Cross (2014-09-11 15:37:28)

0

6

Мысль о том, что игнорировать первый вопрос ректора, было не слишком вежливо мелькнула слишком поздно, чтобы исправлять что-то – отвечать на него после того, как призналась о знании истинной природе холеных красавцев ночного отделения, было бы по меньшей мере нелепо. А потому она просто внимательнее вглядывается в лицо ректора, встречаясь с ним взглядами, задаваясь вопросом, найдет ли он способ как-то опровергнуть её слова или согласится, признается. И – Элла даже удивилась, ожидая первого – он по-своему подтверждает её слова, почти не раздумывая.
Англичанка вздыхает, внемля безмолвной просьбе подойти, делая несколько шагов вперед и останавливаясь напротив письменного стола, опустив руки на спинку сидения напротив него (стола), словно страшась той правды, которую так сильно хочет узнать. Но нет, темно-серые глаза полны решительности, доли любопытства и говорят о готовности иностранки принять все, что ей скажут. Сейчас. А что же будет потом, желание забыть эту некогда желанную правду, сожаление о знании, давящее тяжелым грузом её плечами и камнем вися на душе?
«Неважно», - отмахивается она от непрошеных мыслей, не считая «то, что будет после» сейчас имеющим смысл. Да и зачем? «После» на то и «после», чтобы ломать над этим голову тогда, когда подойдет время. В данный момент она хотела правды, подробностей и была намерена их получить, а уж о том, что делать с этим знанием она решит позже. Убиваться заранее из-за того, что может и не повлечь за собой сожаление, было тоже глупо.
Габриэлла кивнула головой в знак согласия и продолжила, чуть крепче сомкнув пальцы на спинке сидения:
- Хочу узнать больше о вампирах, о том, как вы, ректор-сан, зачем вы допустили наше совместное с ними обучение, об этих охотниках на вампиров, и... - она на секунду замолкла, отведя взгляд в сторону окна, затем на сидение и вновь глядя в глаза Кросса. – И о том, как моя мать связана с этим.
«Почему она не рассказала о вампирах, значит ли моя «замечательная» способность, что я тоже охотник по праву рождения? О, это бы я тоже хотела узнать, может, даже чуть больше, чем о самих вампирах. Но вы не знаете точного ответа, ректор, правильно?» - и пусть в глазах печаль, она не отведет своего взора. Ей не нужна ничья жалость, пусть забудут о сочувствии, но она нуждается в ответах на свои вопросы, которые намерена узнать. Но только дрогнувшие уголки губ спрячут эту улыбку, слабую и едва заметную, выдающую грусть и тоску, что ещё не выпустили из цепких лап её сердце. Но не время предаваться ностальгии, отдаваясь во власть боли от потери. Габриэлла качнула головой, на секунду прикрыв глаза, прогоняя ненужные сейчас негативные чувства, и вновь подняла взгляд на ректора.
А небо за окном стремительно темнело, ещё окрашенное в красный ближе к горизонту, давая такого же цвета отсвет помещению, где ещё не успели зажечь свет. Багровые лучи сейчас прочно ассоциировались с кровью, которой питаются вампиры, наступающее время суток говорило о вступлении во власть ночных созданий, столь прекрасных внешне и опасных по природе своей.

0

7

Время дает о себе знать, и тяжелым грузом ложатся на сердце далекие воспоминания, о которых многие бы предпочли даже не думать, забывшись за бокалом чего-то крепкого. Ведь это так просто, закрыть глаза и на несколько минут все забыть, но легче ли станет? Все чаще в голову Кайена врезалась страшная мысль, когда он вновь и вновь взвешивал ценность своей жизни, будто то неведомая сила злого рока, забавляясь и громко смеясь, посылает ему череду случайных встреч и судьбоносных бесед.
А томные лучики заходящего солнца, окрашивали макушки деревьев в золотистые цвета, пробиваясь сквозь густую листву, лучи искали себе приют, а листья, словно фонарики, украшали этот прогнивший мир, в котором ценность имеют лишь вера скрепленная силой, и не всегда физической. Солнце нехотя уходило с пьедестала, готовое уступить его бледному полумесяцу, но в последние свои часы, старалось хоть немного продлить эти чарующие мгновения. И казалось Кроссу, будто часы замерли, и наступил штиль. Долгий штиль, которого так ему не хватало, но и одновременно, этот штиль терзал душу еще сильнее памяти, ведь охотник знал, после затишья наступит буря, долгая и разрушительная.
Прямой вопрос точно в лоб. Глупо было прикидываться сейчас абсолютным валенком, но и втягивать ее в эту не самую прекрасную сказку ректор явно не желал. Что может школьница? Пусть и не самая обычная, но все же просто школьница. - Габи-тян, всегда ли так важны слова? - Прозрачно ректор намекнул на ответ, который хотела получить девушка. Слова важны, но если ты не прочувствуешь ноты правды и лжи, не сможешь прийти к собственному мнению. - Не вся история должна быть раскрыта, иначе было бы скучно, да? - Глаза старого охотника прикрылись, и он улыбнулся, самой детской улыбкой, которых в его арсенале было неимоверное множество.
Так ли важны слова? Смысл которых ты понимаешь лишь с опытом. Ректор не собирался открываться, но и отпираться был не намерен. Ведь что может взбрести в голову взбалмошной ученицы. Даже сейчас, когда их голод спит, есть риск, который он видел трезво. Как должен поступить любой нормальный человек сейчас? Ответа нет, и не будет.
То, что было забыто, не должно снова всплывать в памяти. Да, он знал ее мать. И знал причину ее смерти. Видит изуродованное тело. Он множество раз винил себя в ее смерти, но и понимал, с такой "работой" - они неизбежны. Самая героическая, самая случайная, смерть следует за охотниками по пятам. Невозможно винить себя во всем, но смерть каждого, просчет каждого, победа каждого - это то, что Глава должен считать своей смертью, своим просчетом, своей победой.
А он видел по глазам Габриэллы - она не сможет принять правду. Трезво мыслить тоже не сможет, ведь какого это узнать о деталях смерти матери от постороннего, совсем чужого человека, который казалось, не имел никакого отношения к ней, но только с виду. Что она может натворить ведомая этой болью? Ответ более чем очевиден - ничего хорошего. Даже если Габриэлла собрана сейчас, это, в общем-то, не дает никаких гарантий. Чтобы рассказать истину, нужно было убедится в холодности ее нравов и твердости духа.
Один глубокий вздох. Волна воздуха наполняет легкие, и кислород растекается по телу. Разум должен быть чист и ясен. Улыбка, солнечная и не способная казалось бы врать так подло. Смеющийся и добродушный взгляд. Это не так много, ведь так?
-Кстати, Габи-тян, ты любишь чай? Я вот очень люблю зеленый, может чашечку? - В кабинет вошла молодая женщина с подносом в руках. Прекрасная женщина, знавшая очень много, но очень молчаливая, что достойно было уважения. Не сказав не слова, она поставила две чашки на стол, и разлила чай по ним, лишнюю, с давно остывшим напитком, убрала. Собранная, услужливая, она поклонилась и, отбивая какую-то мелодию каблуками, удалилась прочь, плотно закрыв за собой массивную дверь.

Отредактировано Kaien Cross (2013-11-05 09:39:05)

0

8

Габриэлла тяжело вздохнула, сделав ещё шаг вперед, вбок и опустившись в кресло. Словно забыв о правилах приличия, она откинулась на спинку мягкого сидения, понимая после первого же вопроса ректора, что разговор предстоит долгий, но вот продуктивный ли – неизвестно. Англичанка отчетливо осознавала, что мужчина не сразу все ей расскажет и не преподнесет правду на золотом блюдечке с голубой каемочкой, если вообще расскажет. В конце концов, что она будет делать, если узнает все, что хочет? В отличие от неё, Кросс этим вопросом явно мог задастся. Что может сделать ребенок в мире, ему совершенно неизвестном, что может сделать потерявшая не так давно свою мать девушка, так сильно горевавшая тогда? Она может решиться на многое, но вот поплатиться за это она может соответственно.
«Вот только меня это совершенно не останавливает», - в который раз думала Габриэлла, сев прямо и расправив плечи, и снова смотря ректору глаза в глаза.
В кабинет тем временем вошла женщина, молча поставив на стол две чашки и наполнив до краев. И это сразу после вопроса ректора – надо признать, женщина молодец. Впрочем, возможно, что она прекрасно знает о любви начальника к чаю, – зеленому, с его же слов – и всегда готова выполнить просьбу принести чашку горячего напитка. Проводив её боковым зрением и дождавшись, пока захлопнется за нею дверь, рыжая шатенка вновь вздохнула.
- Зеленый чай – это, несомненно, прекрасно, ректор-сан, - начала она, глянув мимолетом на чашки и снова переводя взгляд на собеседника, - но увы, он не является целью моего визита. Понимаю, что требовать правды или рассказать хотя бы её часть, я не имею никакого права, но все-таки, - она чуть взлохматила свои волосы, пальцами скользя по чуть вьющимся прядям, хмуря брови. Всегда ли так важны слова, да?
«Иногда от них многое зависит. И сейчас тоже такой случай, я думаю», - мысленно все-таки ответила Элла, вслух до сих так и не ответившая на вопрос ректора. Именно от того, что она сейчас скажет, зависит то, ответят ли ей. В зависимости от ответа дальше будет действовать она. Скроют – она продолжит искать ответы на вопросы у других. Ей уже приходил в голову вариант поддаться к префекту – хотя она так и не вспомнила, как он выглядит, но... Одноклассниц можно все-таки спросить, а если те поинтересуется зачем ей это сдалось, то просто сослаться на дела или, в крайнем случае, притвориться очередной фанаткой, только здешнего мрачного префекта – об этой его мрачности она узнала с того самого единственного раза, когда вообще слышала о нем.
«Впрочем, это лишь в том случае, если мне не ответят. А вот если ответят...» - она окинула внимательным взглядом сначала поверхность стола, пейзаж за окном и, наконец, снова взглянула в глаза сидящему напротив мужчине: - «А уж это решим сразу после того, как расскажут».
- Знаете, у учеников Ночного класса такая негативная энергетика, что хоть спасайся бегством, - будничным тоном продолжила Элла, будто только не просила рассказать их тайны, а действительно пришла попить чаю вопреки своим же словам. – А недавно я узнала, что такая энергетика у людей означает, что они вампиры. И есть те, кто их убивает – охотники на, соответственно, вампиров. У них, охотников этих, подготовленных для убийства детей тьмы, есть способности ощущать и различать их от людей обычных, - мешающая обзору челка, лезшая в глаза, была аккуратно убрана набок небрежным движением руки, темно-серые глаза смотрели с неожиданным спокойствием и прежней решительностью, на секунду скользнув взглядом по все тем же чашкам с чаем и вновь вернувшись к созерцанию карих очей ректора. Продолжать свою негромкую речь она не спешила. Кайен Кросс – умный человек, в чем Элла не сомневалась и отчего была уверена в том, что её тонкий намек ясен: исходя из всего сказанного ею, она также относится к «охотникам» по способностям. В том, что их предварительно готовят к охоте – девушка тоже была более чем уверена.
«Способности способностями, но без должной подготовки их бы давно перебили».

0

9

Энергетика, да? Убийства детей тьмы, да? Кайен был не тем человеком, верившим только в неразвитые предчувствия и материальные мысли, нет, они, безусловно, были, но грош цена таким вещам, не скрепленным опытом и трезвостью разума. А этого он как раз в девушке не видел, и если первое объяснить было проще простого, то трезвостью разума, она была просто не наделена. Скорее человек порывистый, возможно она смогла бы делу отдаться с завидным упорством, но вот эти порывы сыграли бы только на руку "детям тьмы", пришедшими шумной компанией пообедать очень любопытным охотником. Он невольно сравнил эту девушку со своей приемной дочерью, но если та училась держать оружие с детских лет, хотя, не особо и научилась, но в ней была вампирская кровь, пусть и усыпленная, то Габриэлла, наверное, в качестве оружия могла в руках держать сковородку, как бы смешно это не звучало. Почему-то в голове всплыл смутный образ, как девушка этой самой сковородкой пытается отбиться от Айдо. От представленной картины стало как-то смешно, и улыбка Кайена стала только шире.
Ректор оперся ладонями о края стола и встал. Сложив руки на груди в замок, мужчина подошел к окну и оперся о стену, грозя сорвать массивные шторы, которые служили скорее для вида, чем для сокрытия кабинета от зевак, смотрящих в окна. Он внимательно смотрел вниз, на дорогу и ждал, правда, не долго, с минуту. Просто стоял и смотрел, как слабый ветер играл с листьями-фонариками. И ждал, когда голова, забитая воспоминаниями, прояснится.
-Габи-тян, скажи, когда ты смотришь на учеников ночного класса, что ты видишь? - Спокойно произнес Кайен. - А что чувствуешь? - надо ли сейчас говорить, что именно от ответа девушки зависел ответ Ректора. Знал он когда-то одну не рукописную истину: "если ты говоришь, что не готов услышать ответ - ты не готов. Если ты говоришь, что готов - то не готов его услышать вдвойне".
Ректор знал многое, о многом и молчал. В суматохе дня кричать бессмысленно и глупо, не все могут принять этот крик. Даже сейчас, девушка не слышала того, что пытался донести до нее Кайен. В абсолютной тишине комнаты, она оставалась глухой.
-Подумай хорошо и не спеши с ответом. - Чуть погодя продолжил он. Сквозь очки солнце слепило еще больше, чем будь Кросс без них, но блики, танцевавшие на линзах,  неплохо скрывали его взгляд.
А опыт брал свое. Кайен стал осторожным и сомневался. Взгляд сфокусировался в оконном стекле, и вместо своего отражения, Кайен видел дела рук своих, тысячи трупов, только пепел тянется дымкой по воздуху, если не тонет в багровых лужах. Множество охотников нашли себе приют в горстках пепла. И виделось Кайену: утопая в собственной крови, спит эта самая ученица, не сумевшая смирится с правдой, и решившая взять в руки оружие, толком не умея его держать.

Отредактировано Kaien Cross (2014-09-11 15:48:00)

0


Вы здесь » Vampire-Knight: destiny » Сюжетные линии » 18.01 "Открывая новые горизонты"


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC