Vampire-Knight: destiny

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Vampire-Knight: destiny » Отыгранные сюжетные линии » 7.12 "Имя тебе искушение".


7.12 "Имя тебе искушение".

Сообщений 1 страница 13 из 13

1

Тема: (название эпизода и время его проведения) 
7 декабря. "Имя тебе искушение".

Задействованные локации и их описание:
Территория академии Кросс

Вводная: ( краткое  описание эпизода)
Юки Куран, тяжело восстановившаяся после знакомства с Тацуей Томой, тайно встречается с Кирию Зеро на территории Академии. Девушка понимает, что крови старшего брата ей мало... Устоят ли они перед искушением или все же их жажда крови возьмет верх?

Участники: (прописываются в порядке очередности отыгрыша)
Yuki Kuran, Zero Kiryu. 

Присоединиться к отыгрышу: (Возможно/невозможно, договариваться с админами необязательно/обязательно)
Невозможно

Наблюдатели: (администраторы. Сами не прописываем)
Luka Soen

Статус: (открыт/закрыт/приостановлен)
закрыт

0

2

Это было сложно, невообразимо сложно. Девушка даже не думала, что на восстановление уйдет столько сил. Юки до сих пор чувствовала, насколько слаба физически. И морально.
Кровь Канамэ помогла, но не смогла заделать все трещины, которые появились после встречи с маленьким чистокровным. Она вылечила, но оставила рубцы, которые отдавали ноющей болью. И физическая усталость и изнеможение – это еще ничего, так сказать цветочки; куда страшнее были моральные муки. Кошмары, терзающие ее вот уже почти неделю. Чистокровной не забыть, наверное, вовеки тот страшный момент, когда лицо мальчика начало распадаться. Тот обрывок улыбки от почти исчезнувших губ; взгляд, единственного оставшегося глаза. Это было страшно. Намного страшнее, чем воспоминание о первой встрече с вампиром, после подавления сущности.
Юки закрыла лицо руками, не в силах сдержать дрожь. «Какая же я слабая!» - ненавистная мысль.
Обстановка нагнеталась тем, что аристократы как будто чувствовали слабость принцессы. Если бы не брат, девушку ни во что бы не ставили. Она была бы как королева Англии: красивая эмблема, без власти и какого-то влияния. Пусть прошел год, но вряд ли вампиры были готовы признать, что девчонка, над которой еще год назад можно было посмеяться вдоволь, заставить краснеть и посоздавать сотни различных маленьких неприятностей, теперь не просто маленький Префект, а чистокровная принцесса, будущая королева, да и вообще важная шишка. Ее не воспринимали в серьез, она не пользовалась популярностью. Не то, что Ширабуки Сара. Юки было до слез обидно – она из кожи вон лезла, чтобы соответствовать своему положению, но все ей давалось с трудом. То, что другим вдалбливалось с детства, ей приходилось осваивать только сейчас. В итоге она так и осталась маленькой, наивной и совершенно беспомощной девочкой – случай с Томой – лучшее тому подтверждение.
-Нет, я должна быть сильной. Я сильная! – как заклинание.
Наступал комендантский час для Ночного класса, но идти в общежитие совсем не хотелось. Юки хотела спать, но боялась этого. Не хотела очередного кошмара. К тому спать придется недолго – жажда вновь пробудилась в принцессе с новой силой, таблетки не помогали. Они были совершенно неприятны на вкус, хотя девушка притерпелась. По-хорошему, она должна была бы обратиться к Канамэ. Но не могла. Возможно, боялась, а, возможно, не хотела. Не хотела быть никому обузой, хотела быть сильной. Хоть и признавалась себе, что кровь брата не может полностью утолить жажды – это тоже терзало ее изнутри. Нет. Сильная. Должна быть сильной.
Юки шла по территории Академии, молча наблюдая за темными окнами. Где-то там сейчас мирно посапывала Ери, мирно спали люди, кто обитает рядом с ними. Не боясь ни вампиров, ни оборотней. Счастливое неведение. Где-то там был Он, Зеро. Губы девушки тронула тень улыбки, вновь отчего-то виноватая.
Юки дошла до старого дуба, который рос у самого здания Академии, недалеко от стены, отделяющей Лунное общежитие от остальной территории. Как часто они здесь стояли с Зеро, когда классы менялись местами? Как часто по ночам она сторожила здесь Ночной? Кажется, это было так давно, что уже и не правда. Сон о безоблачном детстве.
Юки прислонилась затылком к доброму дереву и закрыла глаза. Как же она устала. Но надо идти обратно, надо идти в общежитие. Нельзя заставлять никого нервничать, нельзя понапрасну тревожить Зеро. Впрочем, было бы забавно услышать от него нотацию по поводу поведения. Забавно и горько. Как будто этот устав разлучает их, выстраивает стену, отгораживающую ее о действительно близкого и родного ей человека. «На всю жизнь», - горько подумала Юки. Она до сих пор не уверена, что охотник ее простил. Да и как простить? Столько лет жить бок о бок, и только теперь узнать, что они, по сути дела, враги. Враги кровные, и, казалось, непримиримые. Нет, конечно, последняя встреча прошла спокойно, и принцессе даже показалось, что Зеро ее простил. Но вдруг она обманулась? Как знать наверняка? «Выпить крови», - услужливо подсказало существо внутри. Юки поморщилась. Так было нельзя.
Куран вздохнула и посмотрела наверх. В порванное, как платье изнасилованной девушки, небо заглядывала луна, пронзительно – золотая. «Нужно возвращаться», - вновь напомнила себе принцесса. Но она не может сделать ни шага, надеется. Все-таки надеется, пусть ненадолго, но все-таки увидеться с ним. «Да, я все-таки эгоист», - и мрачная улыбка на секунду появляется на ее лице.

+1

3

Днем ранее Зеро присутствовал на всех занятиях, что в принципе для него являлось редкостью. Стабильная мрачность как никогда прочно преобладала в его настроении, что бросалось в глаза даже тем, кто привык к его вечно холодной непрошибаемости. Без работы в Гильдии он маялся. Полностью погруженный в себя, парень даже не стал отказываться от патрулирования территории академии, когда Кросс предложил ему. Без оружия нарушивших Устав вампиров не запугать, зато дерзких учеников Дневного класса - вполне. Всю ночь он бродил по припорошенным снегом дорожкам, практически бесцельно, сбивая плечами низко растущие ветви деревьев и глядя себе под ноги. Ни одного нарушителя, ни кровососов, ни души - слишком тихо сегодня, даже не смотря на то, что до рассвета оставалось несколько часов. Но он чувствовал, что не один бродит в темноте.
Он знал ее запах как никто другой, его ни с чем не спутаешь. Ее присутствие ощущалось каждой клеточкой тела, словно луч света, притягивающий и манящий. Зеро увидел ее среди деревьев. Она стояла, прислонившись к стволу старого дуба, и смотрела на темное небо. Их место, в чем-то памятное, но ставшее скорее воспоминанием о прошлом. Но почему-то именно сейчас не чувствовалось разницы. Чистокровная не вызывала в нем ненависти. Она казалась такой же, как несколько лет назад. Юуки, бывало, подолгу ждала его здесь, когда он опаздывал на пересмену классов, долго капала ему на мозги, что нужно быть ответственней и жаловалась, как ей надоело постоянно пинать его, чтобы он был хоть немного пунктуальнее и собраннее. А он грубо отмахивался от нее, мысленно сетуя на ее чрезмерную суетливость, но в глубине души понимая ее правоту.
Раньше он бы подошел, несильно стукнул девушку по голове и отправил бы общежитие, греться, пока не простудилась. Теперь же он себе этого позволить не мог, и вообще не был уверен, что прикосновения будут уместны. Поэтому Кирию, не пытаясь скрывать своего появления, приблизился к вампирше и прислонился к дереву с другой стороны, спина к спине. Может быть, именно ее он и хотел найти, даже если не собирался признаваться в этом хотя бы себе самому. А может, дело было не только в привлекательном для него запахе близкого человека. От нее исходила знакомая аура сдержанной нервозности и возбуждения - ее мучил голод.
- У Ночного класса комендантский час. Тебе не пора в общежитие? Юуки.

+1

4

Счастье подкралось на цыпочках - и врезало со всей дури. Как всегда, не вовремя.
Кажется, Юки перестала дышать, как только почувствовала, что дождалась. Вот он. Идет в ее сторону - несомненно почувствовал чужое присутствие, чужое и некогда такое родное.
Принцесса не шевелилась, боясь спугнуть то легкое, светлое, преисполненное счастьем нечто, что появилось вместе с охотником. Лишь бы не прогнал, лишь бы не отнесся как к чужой, ведь они не чужие! Не должны быть чужими, ведь правда?
Сейчас они стояли спина к спине, по крайней мере так казалось. И Юки была счастлива. По-настоящему счастлива - до дрожи в коленях, до боли в груди, до слез и смеха без причины. Испытывала счастье каждой клеточкой своего тела.
Ненормально.
Необычно.
Она так устала от вечных тревог и проблем, что присутствие дорогого ей человека, который в прошлом всегда был рядом и всегда поддерживал в трудную минуту, подействовало на Куран не хуже любого успокоительного. На душе тут же стало тепло и покойно. И даже голод, казалось, отошел на задний план, хотя это, конечно, было совсем не так. Он притаился, точно хищник на охоте, и ждал своей минуты, когда жертва ослабит бдительность и позволит напасть на себя. Но в ту минуту долгожданный покой наконец настиг чистокровную. Пусть и ненадолго. Зеро сам вырвет ее из этого призрачного и хрупкого состояния. Юки даже растеряется - не сможет сразу ответить.
Повисла тишина, принцесса судорожно соображала, как ей нужно поступить. Остаться Юки, которой быть ей было нельзя, или же одеть маску надменного чистокровного. Но...
-Да, конечно. Комендантский час. - прошептала девушка в ночь, откинув голову назад и ткнувшись ею в ствол старого дерева. Комендантский час. Она и сама знала, ей ли не знать школьный устав. Но, черт возьми! - Можно я побуду здесь еще немного? Совсем недолго. - И совсем тихо: - Я скоро уйду. Ни капли надменности.
Юки не хотелось возвращаться назад в общежитие, назад в суровую действительность. Не хотелось этого сейчас, когда Он был рядом, когда чувствовалось, что можно повернуть время вспять, можно что-то исправить. Хотя что можно исправить? Она уже никогда не станет человеком, и очередная виновато-грустная улыбка касается губ. А голод постепенно наступает на хвост своей жертве.

+1

5

Конечно, ей было пора.  И ей вовсе не нужно спрашивать у него разрешения побыть здесь. Она теперь наравне с комендантом Кураном, и ее человечности, которая, как Кирию надеялся, настоящая, будет достаточно, чтобы не возжелать причинить вред кому-либо из учеников Дневного класса. А зло в самой природе вампиров. Они воплощение его, и тот, кто станет это отрицать, все равно что будет отказываться признать очевидное и отрекаться от самого себя. Юуки этого не отрицала, но и еще не до конца приняла себя такой. Зеро знал это.
Он не ответил ей, но сам не хотел, чтобы чистокровная уходила, а чутье охотника вроде как даже и не подавало сигналов об опасности. Напротив, чудовище внутри него, напоенное в свое кровью наследницы клана Куран, словно преданно тянулось к своей хозяйке, благодаря которой оно может жить, остро ощущало ее потребность в нем. Почему за это время мы не отдалились друг от друга так, как должно?
- Говорят, нелегко тебе приходится с Ночным классом, - как бы между прочим заметил Кирию, нарушив затянувшееся молчание. - Непросто заставить вампиров слушать тебя, верно? Ни для кого не было секретом, что Юуки только училась соответствовать статусу чистокровной, сдержанной и харизматичной. Пока получалось у нее не очень. Та же Ширабуки может дать ей фору, что же касается Курана... с чего бы его нареченная выглядит так, словно сидит на вегетарианской диете больше месяца? Почему она не довольна жизнью, которую сама же и выбрала, и кровью своего брата, в которой он бы наверняка не посмел отказать ей? Ответ был очевиден. И Зеро не знал, что думать по этому поводу, как к этому относиться. Как бы ни было ему неприятна сама мысль о том, как Кураны делятся друг с другом самым драгоценным, при всей своей ненависти к вампирам, ему чуть ли не нравилось знать, что он нужен Юуки. Он хотел, чтобы она в нем нуждалась. Даже если мне нельзя этого хотеть... Когда-то он дал себе одно из обещаний, которые затем нарушал с методичной точностью, и намеревался все же сдержать хотя бы одно из них.
Охотник оторвался от дерева и встал перед вампиршей, глядя на нее сверху вниз. Голод часто толкает на необдуманные поступки. Другие вампиры чуют его и принимают его проявление за слабость. Никто не станет смотреть на слабого как на равного.
- Тебе следует быть ответственней. Если думаешь, что сама со всем справишься, то ты ошибаешься. Когда у тебя проблемы, это может стать проблемой для кого-то еще. Он не сомневался, что Юуки прекрасно понимает, о каких ее проблемах он говорит, равно как и не было у него сомнений насчет ее гордости: у нее не хватит духу признаться в своей слабости. Скорее всего, она попытается просто сбежать, прикрывшись маской деланной веселости или смирения. Она всегда так делала.

+1

6

- Знаешь что?
- Нет.
- Вот и я не знаю. Давай помолчим?

Зеро промолчал, но это молчание было куда красноречивее любых слов. Он не против ее присутствия - это самое главное, и от сердца как-то сразу отлегло, и Юки облегченно вздохнула.
Опустив голову так, что волосы закрыли лицо, чистокровная широко улыбнулась и зябко повела плечами. Как это было здорово молчать вдвоем. Каждый был сам по себе, но в то же время они были вместе. Это было непередаваемое ощущение. И сердце тянулось к охотнику, и хотелось, как в детстве, подойти и обнять. Просто так, чтобы показать, как он ей дорог, что он никогда не будет один, ведь она всегда будет рядом.
Нет, не будет. Не сможет. Не позволят. Именно в эту секунду принцесса почувствовала, насколько тесна ее клетка, что она, не похожая на остальных вампиров, задыхается в неволе. Но ведь Юки сама стремилась к этой жизни. И да, она ни о чем не жалеет. Ну, или почти ни о чем.
- Ну... - Юки тихо засмеялась и хотела было что-то добавить, но не смогла. Жажда новой волной накрыла Куран, да так, что девушка не сразу смогла взять себя в руки. Видимо, Зеро это почувствовал, ибо, когда Юки подняла голову, он уже стоял перед ней, нависая точно скала. Чистокровная непроизвольно вжалась в дерево, а в глубине карих глаз тлело алое пламя.
Принцесса, конечно же, сразу поняла, о чем говорил Зеро. Хотя бы по той причине, что взглядом она неосознанно прошлась по его шее, по тому самому месту, где билась заветная жилка. И от этого она испытала страх. Чудовище, дремавшее в ней, готово было пробудиться, выйти наружу. Но только не здесь, не при Зеро.
Юки улыбнулась и через силу рассмеялась:
- Ахах. Проблемой? Да, наверное, ты прав. - Юки неловко почесала затылок и отвела взгляд. - Знаешь, спасибо, что напомнил. Мне уже действительно пора. Была рада тебя увидеть, береги себя.
И бросив прощальный взгляд на юношу, чистокровная сделала шаг в сторону, желая обойти его. Да, так будет лучше. Уйти - это единственное верное решение. Но отчего же тогда так больно в груди?

Отредактировано Yuki Kuran (2012-11-28 21:01:24)

+1

7

Он удержал ее, схватив за плечо, и какое-то время просто смотрел на нее.
- Довольно.
Парень грубее, чем рассчитывал, одернул Юуки назад.
Он тоже бежал от самого себя, слишком долго и упорно, чтобы не знать, что она чувствует. Время убегать и прятаться  прошло. Они уже не дети. У Юуки на плечах то же бремя, что и у ее брата, а у Зеро тоже предстоит научиться брать на себя огромную ответственность. Им уже не предстало думать только о себе.
- Тебе бы следовало поберечь себя. Думаешь, у тебя хорошо получается делать вид, что ничего не происходит? Ты ошибаешься. Ты изнываешь от голода. Я вижу. И это замечают все. Одной его крови тебе недостаточно. Зеро спокойно думал об этом, но когда сказал последние слова вслух, в нем всколыхнулось что-то. То, что он предпочитал хранить в себе как можно глубже, и чего не желал показывать даже ей. "Только кровью того, кого любит, вампир может утолить свою проклятую жажду". Предательское злорадство над своим заклятым врагом - возлюбленной чистокровного он все еще дорог. Предательская надежда на нечто большее. Кирию всегда желал только крови Юуки. Он боялся того дня, когда потеряет ее, но, потеряв, обрел ее снова совсем не такой как раньше. Вечность назад он раз за разом становился чудовищем, раздирал ее плоть острыми клыками и жадно пил из нее саму жизнь. Даже когда не был голоден, а просто чтобы успокоиться, почувствовать ее внутри себя. Сейчас она желала его, смотрела привычными слегка удивленноми глазами, в которых играл огонь. Так вампиры проявляют свои чувства. Жаль, что их двоих это касается. Куран должна быть в состоянии контролировать Ночной класс, чтобы ученики академии были в безопасности. Непризнанный лидер все равно что пустое место, и его приказы - пустой звук. Плевать, что думает сам Канаме. Охотник всего лишь окажет ей услугу, которую она неоднократно оказывала ему. Он делает это только из общих интересов. По крайней мере, он убеждал себя в этом.
Зеро закатал рукав, прокусил вены на запястье и протянул руку девушке. Из раны заструилась кровь.
- Пей. И покончим с этим.

+1

8

Юки вздрогнула. Обманывать себя было глупо: девушка была рада тому, что Зеро ее остановил. Рада до безумия, хотя и понимала краем сознания, что это неправильно. Ей надлежало уйти. Им вообще нельзя было видеться. Ради его же блага. Нет, ради ИХ блага.
Чистокровная смотрела в глаза охотнику и не отводила взгляд. Ей хотелось сказать много всего, но девушка не могла. Возможно, по глазам он мог бы что-нибудь понять. Говорят же, что глаза - зеркало души. Но душа ведь есть только у живых, не правда ли? И тут Зеро одернул Куран обратно к дереву. Грубо и больно. Что-то сразу поменялось, глаза у Юки расширились и.. в них появился страх. Неосознанный, но страх. А после боль. Слова Зеро очень больно ранили Юки.
- Ты не прав! Никто не видит моей жажды, слышишь?! Никто! Кроме тебя, - но опровергнуть слова охотника о том, что ей недостаточно крови брата, девушка не смогла. И закусила губу. Гнев и боль боролись в ее сознании. А еще нежность и чувство обреченности. Она слишком одинока. Юки просто было нужно, чтобы ее обняли. Разве она так многого хотела? Обнимите, сотрите все печали - это не сложно, честное слово. Но показывать свою слабость нельзя. Нигде и никогда. Даже будучи человеком Юки всегда оставалась сильной. так неужели сейчас, став всемогущим вампиром, она даст слабину? Не дождетесь, не на ту напали.
Внутри что-то зашевелилось, и зверь в голове удовлетворенно зарычал, предугадывая действия охотника. И как только Юки почувствовала это, все прочие эмоции куда-то утекли. Неужели и правда сделает? Неподдельный интерес сквозил в ее глазах.
Вот он закатывает рукав, вот подносит руку ко рту и слегка надкусывает. Запах крови тут же ворвался в сознание чистокровной и алое пламя почти затопило карий цвет ее глаз. Кровь Зеро была сладкой и манящей. Юки непроизвольно делает шаг навстречу. Все, чего она хочет, это почувствовать на языке этот восхитительный вкус. "Заодно и узнаешь, что он к тебе чувствует", - подначивает ее ее же монстр. И именно это заставляет Юки отпрянуть. Она почти коснулась его руки. Нет, на не сможет.
- Прекрати. - говорит она. Слишком поздно, но все же пытается надеть маску надменного чистокровного. - Мне это не нужно.
С трудом отводит от себя руку Зеро, по которой все еще стремится кровь. Она не смотрит на него. Алый цвет никак не уйдет из глаз, брови сошлись на переносице. Да, она не сможет. Она слишком боится узнать правду. Она боится, что Зеро действительно больше в ней не нуждается. Ведь она-то все еще да, нуждается в нем, хоть и не говорит.

+1

9

Говорит, что не хочет, пытается убедить в этом и себя, и его заодно. Отводит от себя его руку, но продолжает прикасаться к ней.
Прошло всего несколько лет, и теперь роли поменялись. Зеро никогда не хотел, чтобы Юуки оказалась на его месте, чтобы ее горло разрывала нестерпимая жажда, чтобы она мучилась от разрывающего душу и тело противоречия: убить или умереть самой. Эта чистая, добрая, ласковая и бесконечно наивная девочка, готовая верить в сказку о добрых вампирах, не должна была оказаться монстром. Она не заслужила этого. Она слишком много давала другим, чтобы так жестоко отплатить ей, облачив в личину бессмертной. Когда она стала задумываться о том, чтобы стать вампиром, Зеро пообещал себе, что самолично убьет Курана Канаме, хоть бы и сам после этого последовал за ним в могилу. Но все оказалось вывернуто наизнанку и перекручено настолько, что чья бы то ни было смерть не принесет избавления никому, все стало слишком сложно и в то же время неимоверно просто. И простота заключалась в том, что Кирию так долго не желал делать: принять все так, как оно есть.
Чистокровная скрепя сердце отвергала предложенную кровь, стараясь не выдавать свое истинное желание. Зеро делал так же, когда она протягивала ему руку помощи в самые темные часы его жизни. Отбивать удары врага можно несметное количество раз, когда знаешь, что от этого зависит не только твоя, но и еще чья-то жизнь. Оказывать сопротивление самому себе бесконечно невозможно, ты только оттянешь решающий момент, продолжая верить в собственные силы, которые уже давно обращены против тебя. Оттянешь, а потом сломаешься, наступит пустота. И единственное, на что ты будешь способен, это пытаться найти в этой пустоте хоть что-то. И ничего не ходить. Потому что ее нужно заполнять тем, что имеешь.
Юуки всегда подбадривала его добрым словом и улыбкой, пытаясь показать, что она ничуть не боится. Но ей было страшно. Он чуял запах ее страха и сомнений, чувствовал их через ее сладкую кровь. Знал, что является их причиной и ненавидел себя за это. Ей он не позволит опуститься до этого. Она помнит, каково это - причинять боль тем, кого любишь.
- Нужно. Ты сама это знаешь. Передо мной не стоит притворяться, что все в порядке. Когда-то я просил тебя об этом, помнишь? Рана на запястье медленно затягивалась, останавливая кровь. Я делаю это не из жалости, Юуки. И не возвращаю старый долг. Это в интересах не только нас обоих, но и вашего Ночного класса, и людей, которых мы защищаем.
Кирию взял девушку за руку и положил ее ладонь себе на шею там, где была сделана татуировка, чтобы Куран  почувствовала пульс. Сюда особенно приятно вонзать клыки. 
- Я хочу, чтобы ты приняла мою кровь. Если хочешь того же - просто сделай это. Если же нет... - Он пристально смотрел ей в глаза, губы тронула слабая, даже чуть издевательская усмешка. -...ты все еще носишь тот заговоренный браслет, который тебе дал ректор. Ты знаешь, как им пользоваться. Можешь остановить меня. Зеро знал, что она не станет применять на нем охотничью магию, реагирующую на помеченных татуировками Гильдии обращенных вампиров. Он чуть опустил руку, проведя пальцами девушки по своей шее вниз, к вороту рубашки. Он не оставил ей выбора.

+2

10

Оглянись назад:
Там застыл закат,
Черно-красной застыл полосой…

Зеро, что же ты делаешь? Юки сжала зубы, чтобы не дать эмоциям пробиться наружу.  Она все решила, и так будет лучше. Да, он просил не притворяться, но сейчас это было жизненно необходимо. И вообще они зашли слишком далеко. Лучше бы ей было оттолкнуть его, лучше бы было ему не прощать ее, тогда не было бы этого разговора, тогда бы не горели ее глаза, показывая, что она действительно голодна. Ей нужен был Канамэ, ей нужен был ее брат. А до тех пор, пока он не появится, она потерпит, она может.  И никто больше не узнает, о том, что принцессе нужна кровь. Но…
Его пальцы были сильными, но нежными. Он приложил ее ладонь к своей шее, и девушка почувствовала, как бьется под кожей вена. Этот пульс, казалось, эхом  отдается в самой чистокровной. На секунду, которая длилась чертовски долго, Юки зависла, не в силах предпринять хоть что-то. Она чувствовала, как клыки вновь удлиняются, и не надо быть семи пядей во лбу, чтобы догадаться, что и глаза поглотил красный цвет. Она хотела, она очень хотела прикоснуться к шее Зеро, хотела прорвать тонкую защиту и сделать глоток. К реальности ее вернул его же голос.
Юки попыталась отстраниться, но, конечно, ничего из этого не получилось. Зачем он ее мучает? Зачем заставляет? Да, конечно, Юки в свое время поступала так же. Но это было давно. И Зеро как никто другой должен был понимать, что она сейчас чувствовала. Она боролась с собой, а он толкал ее в тьму. Тьму кровавого цвета.

Впереди – туман,
Позади – обман.
Что мы сделали с нашей мечтой?

Это было не честно, это причиняло ей боль. А в глазах всего один вопрос: «За что?» За что он с ней так? Неужели не понимает, что ей нельзя так поступать? Почему он не оставляет ей выбора?
- Это нечестно, - шепчет она, опустив голову, в то время, как охотник проводит ее пальцами по своей шее.
Он знает, что она не воспользуется браслетом. Это не более чем память о прошлом, единственная ниточка, которая говорит, что когда-то все было не так. И должно было бы по-другому. Они ведь мечтали. И какие-то  мечты сбылись, но во что они превратились? Исказились, и теперь все не так.
Внутренний монстр ликует, он чувствует, что принцесса сдалась. Он жаждет крови, он жаждет утолить свой извечный голод. Юки жаждет знаний. Она боится их, но все же жаждет. И совершив последнюю попытку как-то все изменить, она смотрит в глаза Зеро, а потом приподнимается, свободной рукой сжав рубашку парня на груди, и, закрыв глаза, касается шеи охотника. Меньше секунды, и вот его кровь уже на ее языке. И Юки видит…

+1

11

Сдалась. Слишком долго топталась на краю пропасти, чтобы отступить. Выход только один - заглянуть туда за секунду до падения. Зеро никогда не хотел причинять ей столько страданий, сколько сейчас видел в ее глазах. Но на губах по-прежнему играла слабая усмешка - так нужно, Юуки.
Да, нечестно. Все, что случилось с нами, тоже нечестно. Прости меня. И причини мне свою боль.
Парень чуть наклонился ей навстречу, позволив острым клыкам вонзиться в шею. Он вздрогнул, почувствовав, как горячая кровь потекла по коже. Глубоко в подсознании он боялся, что воспоминания о Шизуке заставят его оттолкнуть Юуки, но ошибся. Когда чистокровная глотала его жизнь, не было ничего, кроме тупой, опустошающей боли, ощущения навязывания чужой воли, проникающей в сознание. Словно душу вскрыли зазубренным ножом и теперь проворачивают его, бесцеремонно вороша самое сокровенное, изучая его, забирая себе все до капли. Теперь же было по-другому. Осторожно, страшась оступиться, Куран медленно, по крупице собирала то, что Зеро мог позволить ей увидеть, услышать и почувствовать. Он открылся ей по-настоящему, как могут открыться только вампиры, когда не нужно что-то делать или говорить - дал проникнуть в саму суть его самого. Как по бесконечному лабиринту он провел ее в свой мир, указывая верный путь и не давая свернуть туда, где ей предстояло бы узнать слишком многое.
В венах живет память. Кровь помнит гораздо лучше, чем сам человек. Кровь Куранов, Хио, Ичиру. Их сущность стала неотъемлемой сущностью того, кто их поглотил. Его, Зеро, сущности.
Наставления отца, ласковые руки матери, обжигающий снег, звонкий смех брата, ночное одиночество, заботливая девушка, запах горячего ужина, раздирающая жажда, расцветающая красным сакура, безумные глаза чудовищ, черные тернии, Куран Канаме, Куран Ридо, ненависть, вкус братской крови на языке, жизнь в железных цепях и свобода избавительной смерти. Старые и новые привязанности. Смотри, Юуки. Что ты видишь?
Она пила жадно, стремясь утолить свой голод. Голова начинала кружиться. Зеро медленно сполз вниз, на снег, увлекая Куран за собой. Она не чувствовала его слабости. Его барьер стал давать трещину. Он хочет уничтожить то, что таится под землей, в склепах чистокровных вампиров - их истинные тела, покоящиеся в гробах или ледяных глыбах посреди костей своих жертв. Чудовища в своих логовах, которых стоит просто вытравить оттуда. Хочет, но не станет, чтобы не пополнить костяной склеп новыми мертвецами. Ичиру бы этого не хотел. Юуки бы этого не хотела. Но... Голос брата отдавался веселым эхом: "Какой ты стал мягкотелый, Зеро. Позволишь ей узнать все это?". Узнать то, что он поглотил жизнь своего близнеца. Юуки оказалась гораздо ненасытнее до его сердца, чем до крови.
- Довольно, Юуки, - Кирию сжал плечо девушки. Не лезь так глубоко в душу. Это принадлежит только мне.

+2

12

пост читать под Amaranthe – Amaranthine
Суматошные картины проносятся в ее мозгу, показывая прошлое. Все, что было до того, как они расстались. До того, как... Ладонь сильней сжимает рубашку охотника. Она видит себя, она слышит те чувства, что тогда испытывал Зеро, и слеза неосознанно скатывается по щеке, оставив легкую дорожку. Ичи. Боже... Если бы Юки могла забрать хоть десятую долю той боли, что испытал Зеро... Она бы многое за это отдала. Честно. Но вот старые картинки сменяются более новыми, показывая то, чем он заполнил свою жизнь, когда она ушла.
Конечно, она знала, что мир не рухнул с ее исчезновением. Ни у него, ни у нее. Они оба учились жить по-другому, руша старое, но... Но почему же так больно? Принцесса чувствует, как ревность разгорается в ее душе. Потому что для них, этих других людей, было место в его жизни, а для нее... А для нее - нет. Нет, ведь так, Зеро?
Он сжал плечо, и чистокровная отстранилась. Ее не надо было просить дважды.
- Прости, - тихо шепчет она, не поднимая на охотника глаз. С ее губ срывается горячее дыхание. На языке вкус Его крови, в голове Его воспоминания. И теперь ей хуже, чем было до этого. И пусть жажда ушла, но пришел другой огонь, который сжигал не хуже предыдущего. И убежать бы сейчас, да ноги не слушаются. Она вновь прислоняется спиной к дереву, просто чтобы не упасть. Хочется кричать. Но Юки не кричит. Потому что она никогда не кричит.
- Рада, что у тебя все хорошо. - И слезинки, срываясь с ресниц, скатываются на кончик носа, собираются все вместе и оттуда совершают свой последний полет вниз. - Честно. Очень рада.
Она пытается придать уверенности своему голосу, и ей это, кажется, даже удается. Хотя Куран с толикой грусти понимает, что сама не сильно верит своим словам. Потому что ее пронзает эгоистичное желание, чтобы Зеро вновь был с ней. Вернуть, что было. Вернуть, что невозможно. Она верит, что невозможно. Но, пожалуйста, не приходи больше на помощь. Не надо. Она никогда не научится жить самостоятельно, не надеясь на то, что ты придешь и спасешь ее. Потому что ты всегда рядом, когда это нужно. И это неправильно. Хоть ты и простил ее, хоть ты...
- Прости, что доставила тебе беспокойство, - говорит она, отталкиваясь от дерева. Проводит рукой по лицу, надеясь, что этот жест не выглядит, будто она стирает слезы. - И спасибо.
Она улыбается, как можно беспечней и поднимает глаза. Но не смотрит, потому что они закрыты. Так проще.
- Мне уже пора... Доброй ночи, Зеро.
И выпрямившись, делает шаг в сторону. "Я рада, что у него все хорошо. Действительно, рада". И плотно сжимает губы, чтобы не дать волю слезам.

Отредактировано Yuki Kuran (2013-12-05 00:36:27)

+1

13

Solution .45 – Lethean Tears

Она остановилась, не смея поднять на него глаза. Замерла, принимая то, что он позволил ей увидеть, и не ведая, что ему удалось скрыть от нее. Его прежнюю привязанность она и так знала, но теплое чувство, которое он хранил в глубине своей души, осталось для нее неизвестным. Ему хотелось дотронуться до ее рук, сжимающих его рубашку, коснуться ее губ, окрашенных его кровью, вновь почувствовать ее горячее дыхание и сладкий вкус солнечного света, согревавшего его в течение стольких лет, и уже стирающегося из памяти. Но не посмел. Напрасно старался поймать взгляд родных карих глаз, наполнившихся слезами. Он хотел забрать часть ее боли, которую когда-то причинял ей, но вместо этого дал ей почувствовать свою. Сколько бы они ни старались оградить от страданий близких, они все равно причиняли друг другу боль. Такова была их сущность, такова была их природа, дарованная судьбой. "Такие уж мы существа, да, Зеро?" - ее слова, на которые было нечего возразить ни тогда, в день, когда она выбрала Курана Канаме, ни сейчас. В мире вампиров самые сильные, самые искренние чувства познаются только через кровь и боль.
Говорит, что рада за него. Маленькая лгунья. Ведь она так же нуждается в нем, как и он в ней. Слишком долго они были вместе, привыкнув доверять и полагаться друг на друга. И пусть нынешние обстоятельства больше никогда не позволят им быть вместе, Зеро знал, что не оставит ее, несмотря ни на что. И не потому, что так завещал ему Куран Канаме, поделившись своей кровью, а потому, что он сам хотел этого.
Юуки согласилась принять его кровь, оказав ему взаимное доверие. Получила то, что так жаждала, и боялась признаться себе. И теперь у нее будут силы, чтобы вынести ношу, которую она возложила себе на плечи, - контролировать Ночной класс и оберегать благополучие людей, неспособных защитить себя. Именно этого хотел Зеро. Их чувства не имеют значения, если удастся облегчить их основную задачу. Каждый выбрал свой путь, и уже не имеет права свернуть с него. Не отрекаясь от прошлого, и не пытаясь стереть его из памяти, а сохранив и пронеся его через настоящее в будущее.
- Все хорошо, Юуки, - выдохнул Кирию, поднявшись и ничем не выдав себя. Только по пристальному, преисполненному грусти взгляду можно было прочесть желание парня прикоснуться к девушке, касаться которой он не имел права. Он сделал вид, что не заметил ее слез, и не предпринял ничего, чтобы остановить ее. Притупленное чувство долга, смирения и понимания сковало его: непозволительно чистокровной открыто плакать и показывть свои эмоции. Даже перед ним. Иди к нему. Он поймет и простит тебя, даже если почувствует, что произошло.
- Доброй ночи, - автоматически отозвался Зеро, долго еще глядя вслед Куран, пока ее запах не развеялся сумеречным ветром.

0


Вы здесь » Vampire-Knight: destiny » Отыгранные сюжетные линии » 7.12 "Имя тебе искушение".


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC